Ниоткуда с любовью

12 января, Москва.

“Меня тут Даша попросила написать ей письмо. Говорит, последнее время трудно засыпать. Говорит, одиноко. Говорит, если на утро будет в сообщениях письмо от близкого человека, то и вставать веселее.
Я расскажу тебе, как у меня тут жизнь, Даш, а вместе с тобой и другим зрячим, слышащим и чувствующим. Не

САН-ПЕДРО-ДЕ-АТАКАМА. КАК ВЫЖИТЬ В САМОЙ СУХОЙ ПУСТЫНЕ МИРА. ЧАСТЬ 2.

Прошло сколько-то времени, и я наконец акклиматизировалась. С губ сошли корки, и я снова могла нормально улыбаться. Расписание дня тоже постепенно нормализовалось. После рабочего дня радовали честно заслуженные ночи. Когда жара спадала, город замолкал и на небо возвращался млечный путь.

Какая может быть ночная жизнь в пустыне? Правильно, смешная. На случай ночи

Сан-Педро-Де-Атакама. Как выжить в самой сухой пустыне мира. Часть 1.

22 апреля, 2014

Я нахожусь в маленьком поселке по имени Пурмамарка на севере Аргентины. Здесь всего семь улиц. Это откровенная деревня. Без больниц и ментов. Здесь находятся “горы семи цветов”, за ними я и ехала. Вот только выбраться теперь отсюда не могу. Из еды – вареная кукуруза. Вот, в общем, и

“Роман с Портлендом”

Дождь. Кажется, что воды в воздухе больше, чем кислорода. Я подозревала, что Портленд будет именно таким. Ночь как будто течет чернилами по окнам машины. Каждая капля отсвечивает экран моего ноутбука. Ни одной из них теперь не скрыться. Ребята высаживают меня у дверей дорогого отеля, очерчивая приветсвенный круг перед входом. Как

Консервный тизм

Есть такая страна, Люксембург. Население полмиллиона. То есть в сорок раз меньше Москвы. Так вот уровень консерватизма там так высок, что глагола “любить” на их языке не существует. Если ты хочешь сказать “я тебя люблю”, у тебя есть два варианта:
1. “Ты мне нравишься.”
2. “Я счастлив проводить с тобой время.”

Всё.

Есть у

“Убегай, Даша, Убегай”

Говорят, мир держится на черепахах. Мой – на конкретных людях. Они как маленькие спасительные шлюпки и корабли, попадаются в этом штормящем океане жизни, вылавливают меня, дают отдышаться и набраться сил, чтобы плыть дальше.

Одним из кораблей оказался Ваня Смирнов. Когда мы встретились в июне этого года, меня нехило потрепало. Я потихоньку

Немного смерти и немного любви.

Не день, а какое-то безумие. С утра объявляется наконец-то лучшая подруга, которая не выходила на связь месяц. Звонит из Питера, я слышу её замученный от поисков самой себя голос, такой родной. Моё сердце снова наполняется теплом. Это любовь. Вчера у нее был день рождения, и я желаю ей сохранить всё

Мужчина в чёрном плаще.

– Заткнись ты, старая кляча! – орал Греб. Как же он вообще может с нею жить? У него было больше книг, чем я видел за всю свою жизнь: целых две библиотеки, две комнаты, загруженные книгами до самого потолка по всем четырем стенам, – да еще и такими книгам, как «Чьи-то

“Момент”

Я не могла больше писать, голова трещала, глаза болели. Вышла прогуляться. Нашла на дороге розу. Забрала себе. Встретилась с Пашей. Сходила с ним на бесплатный урок по созданию электронной музыку. Вот он, Фриско. Чего только не происходит. Посередине лекции сбегала в секонд-хенд, пока тот не закрылся и купила себе плащ

“Большие хорошие глупости”

Когда я была маленькой, папа рассказал мне историю о том, как он только начинал ухаживать за мамой. Они были студентами, и у него совершенно не было денег. А моя мама очень любила театр. Поэтому папа устроился туда работать уборщиком, чтобы иногда получать бесплатные билеты. И когда он поздно ночью топал