“Пока не сел на нары”. О России, которую ты не знаешь.

 
“Сегодня я увидела страдания своей страны”. Именно эта фраза прозвучала в моей голове тем вечером, когда я в растерянности стояла перед заключенными исправительной колонии номер 14 в мордовском поселке Парца не зная, что сказать. 
 
Но по порядку. Когда я вернулась из Испании без денег, сразу начала хвататься за любые переводческие предложения. Из достойных

“Дин Мориарти”

“Дамы, поднимите юбки: мы спускаемся в ад”, — Аллен Гинзберг.
— Алло! Ната, я нашла его! Я нашла Дина Мориарти! Клянусь, это Дин Мориарти! — я сижу на асфальте, пока Тимур закупает тату краски и иглы. Сошлись на пятерке. Три — слишком тонкая. Семь — ту мач. — Я не могу теперь успокоиться. Мне мало его. Я хочу ещё.
Я встретила

Ниоткуда с любовью

12 января, Москва.

“Меня тут Даша попросила написать ей письмо. Говорит, последнее время трудно засыпать. Говорит, одиноко. Говорит, если на утро будет в сообщениях письмо от близкого человека, то и вставать веселее.
Я расскажу тебе, как у меня тут жизнь, Даш, а вместе с тобой и другим зрячим, слышащим и чувствующим. Не

“Убегай, Даша, Убегай”

Говорят, мир держится на черепахах. Мой – на конкретных людях. Они как маленькие спасительные шлюпки и корабли, попадаются в этом штормящем океане жизни, вылавливают меня, дают отдышаться и набраться сил, чтобы плыть дальше.

Одним из кораблей оказался Ваня Смирнов. Когда мы встретились в июне этого года, меня нехило потрепало. Я потихоньку