Консервный тизм

Есть такая страна, Люксембург. Население полмиллиона. То есть в сорок раз меньше Москвы. Так вот уровень консерватизма там так высок, что глагола “любить” на их языке не существует. Если ты хочешь сказать “я тебя люблю”, у тебя есть два варианта:
1. “Ты мне нравишься.”
2. “Я счастлив проводить с тобой время.”

Всё.

Есть у меня двое знакомых из этой прекрасной страны. Один никогда в жизни не употреблял алкоголь, другой никогда в жизни не курил траву. Обоим по 28. Количество сексуальных партнеров за жизнь: 2 и 1. Секс их вообще не интересует.
-А зачем это Энджи сует пальцы в рот той девушке? – с удивлением спросил Седрик меня и Дэниела, когда мы смотрели сериал про лесбиянок.
Родители Дэниела – две лесбиянки, и он подсадил нас на “Секс в другом городе”.
-Ну потому что они занимаются любовью, чувак. Это проявление страсти.
-Да, но зачем они пытаются взять в рот пальцы друг друга? Что за извращения?

Ну вы поняли.
Только наука, только хардкор. Они привыкли подавлять все свои эмоции и анализировать любое действие трижды перед тем, как его совершить. Седрик ко мне подкатывал уже второй месяц, смотрел на меня щенячьими глазами, периодически тихо и мечтательно говорил:
-Даша…
-Что?
-Да нет, ничего.
И хихикая, прятал лицо в подушке. Всё было очевидно.
Когда я отчасти от скуки, отчасти от желания порадовать решила его поцеловать, он устроил мне “куда-это-приведет-какие-твои-намеренья-и-что-бы-это-значило” разговор на час. Я не знала, что сказать. Мне показалось, что я развожу несовершеннолетнюю девочку на БДСМ. Если бы у меня был пенис, он не стоял бы еще месяц.
Недавно мы провели целый день втроём с его соплеменником. Из всего Сан-Франциско они предпочли посмотреть исключительно прописанные в любом “гайде” места, несмотря на мои убеждения, что кроме толпы китайцев, жирных чаек и дорогущих сувениров они там ничего особенного не увидят. Когда эти двое задают мне вопросы типа “что ты думаешь об этом человеке?” или “как тебе это?” , я по привычке отвечаю правду, и они начинают хихикать как мальчишки в начальной школе, когда кто-то в классе пукнул. Моя искренность для них что-то невероятно неуместное. Они так просто не умеют. Попрощавшись в конце вечера, у меня было гадкое ощущение непонимания и того, что время было потрачено зря. А потом мой друг прислал мне огромное “как это было прекрасно” сообщение со словами благодарности, что привело меня в окончательное недоумение.

Конечно, такие люди нужны. Кто-то же должен собирать статистику и писать компьютерные коды. Но не советую вам клеить мальчиков и девочек из Люксембурга. Мне кажется, даже если дело дойдет до дела, это будет настолько пресно и скучно, что на следующий день вы будете сидеть на полу в душе, обнимать свои коленки и пытаться всё забыть. Скука смертная.
Пока я это пишу, напротив меня сидит Анна Мария на тонкой грани адекватности и сумасшествия и дорисовывает акварелью тени на женской “вульве”. У неё уже огромный альбом на любой цвет и вкус.
-Сначала я рисовала только свою вульву, но в конце концов мне надоело и я стала искать моделей.

К слову сказать, работы очень впечатляющие. А теперь она катается на стуле по гостиной, гремя своей огромной связкой ключей и задорно смеётся. Месяц назад она рассталась со своим парнем, моим старым знакомым. Он променял её на подругу детства, певицу Роузи, которую я тоже знаю. Роузи красива, и правда сочиняет достойные песни и музыку. В тот вечер Анна Мария упала на землю, пока мы, двадцать человек, ужинали на улице и начала кричать. Я утащила её в комнату и долго успокаивала. Потом она отстригла волосы и вроде бы успокоилась.

Люди бывают разные. Я продолжаю собирать эту мозаику, милый друг. Уникальных экземпляров пока хватает, и это не даёт мне скучать. И если честно, я путешествую не по странам, я путешествую по людям.

 

IMG_4798

Processed with VSCOcam with c1 preset

Leave A Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *