САН-ПЕДРО-ДЕ-АТАКАМА. КАК ВЫЖИТЬ В САМОЙ СУХОЙ ПУСТЫНЕ МИРА. ЧАСТЬ 2.

Прошло сколько-то времени, и я наконец акклиматизировалась. С губ сошли корки, и я снова могла нормально улыбаться. Расписание дня тоже постепенно нормализовалось. После рабочего дня радовали честно заслуженные ночи. Когда жара спадала, город замолкал и на небо возвращался млечный путь.

Какая может быть ночная жизнь в пустыне? Правильно, смешная. На случай ночи тут всего было по одному. Один ресторанчик. Один магазинчик. Один бар. Зато какой! Старые деревяные скамейки, столы, покрытые сотней автографов. На стенах собрались портреты всех любимых групп: Nirvana, Doors, Beatles, Janis Joplin, Led Zeppelin, Elvis Presley и т.д. Потолок завешан футбольными футболками. До меня только что дошло, что у футбола и футболки один корень…
Любимым ( и единственным ) местом для вечерних посиделок было заведение под названием “Export”. Звучит символично, поскольку всё в этом утопическом городке экспортировалось откуда-то извне каждую неделю. По меркам пустыни “Экспорт” был максимумом пафоса и стиля. По меркам Москвы – это хижина охотника. На входе стоит огромная беленая печь с лицом старика, в его открытый рот закидывали дрова, а он взамен дышал на нас жаром и обогревал все помещение. Отопления-то в пустыне нет, а на улице в любое время года ночью лютый минус. Благодаря этому старику весь “клуб” пропах костром. На столах, за барной стойкой и у каждого завешанного попонами из лам окна горят огромные свечи на блюдцах. Другого освещения не требовалось. Весь терпкий букет вкуса завершает аутентичная веселая музыка, собранная из каких-то неизвестных мне инструментов. Этот домик живёт вне времени и пространства. Публика на все сто соответствует месту. Туристы к ночи уезжают восвояси куда-то далеко, до подобающих их материальному состоянию отелей, а мы, бродяги всех рас, религий и возраста собрались здесь с багажом историй со всего света. Я плаваю среди них, как рыба, рыская, где чем подкормят мой жаждущий новых красок мозг. Весь обслуживающий персонал мне хорошо знаком. Половина ютятся со мной в одной комнате хостела. Ах, видели бы вы эти кровати. Лезешь на верхнюю койку и молишь Аллаха, чтобы вся эта конструкция не развалилась.
Но самое классное – это то, что происходит в “Экспрте” в полночь. Видишь ли, тут существует самый настоящий комендантский час. Город должен спать. За барной стойкой перестают продавать алкоголь, и когда все мирные жители ложатся в теплые постели, просыпается мафия. В данном случае полиция. Они включают мигалки и патрулируют улицы. Но нам-то, детям приключений, такие законы не писаны. Мы спать не хотим. И начинается игра. Зазывалы ресторана, стоящие у входа на улице (у каждого ресторана как и у турагентств есть свой зазывала ), держат ухо востро и вглядываются в темную ночь. И как только первый луч света красно-синих мигалок кинет блик в их дикие, способные видеть в темноте глаза, они забегают в хижину и кричат «стоп!»
А дальше происходит то, во что ты просто не поверишь, если не увидишь сам:
В миг захлопывается дверь, музыка замолкает, народ обрывает все разговоры. Свечи на окнах гасят. Все, кто стоял за барной стойкой или танцевал, несутся за столы и, расталкивая сидящих, занимают свободные сантиметры стульев, как воробышки на проводе. Настоящая игра «выше ножки от земли»! Да, у нас тут сплошные игры.

На фото я, подаренная Хуаном Пабло куртка  и “зазывала” Нино, сосед по хостелу.

IMG_5692

Объяснение таково:
После 23:00 запрещена любая музыка и танцы. Если ты стоишь, видать ты еще и танцуешь! Никто не хочет платить штрафы или не дай Бог показывать свои документы. Высший страх для бродяг – дать номер своего паспорта копу. Потом не оберешься проблем на границе. Ментов тут называют свиньями. Такой вот слэнг. Ах, бедная полиция…. В Южной Америке ее ненавидят так же, как в России.
Альтернативой этому варианту ночной жизни являются вечеринки у костра на  “пляже”. Пляжем называют местечко за пределами города, рядом с высохшей рекой. Здесь живет поселение застрявших в кочевой жизни хиппи. Ещё один вариант согреться ночью. Если, конечно, дойдешь.
Почему тут никто не спит по ночам? Ответ очень прост. У жителей в кармашке есть белый порошок…

“И стало так немыслимо, безумно хорошо”.

Я давно заметила, что у каждого континента есть свой наркотик. Как визитная карточка. Официальный спонсор. Представитель. Парламентер. Зови, как хочешь.
Визитная карточка Южной Америки – кокаин.
Пока на остальной планете этот наркотик считается символом успеха, заначкой звёзд, топ-моделей, богатых бизнесменов и прочих “королей” мира сего, здесь кокаин на столе в каждой захудалой избушке, рядом с солью и сахаром. В твоём доме может не быть мебели, но кокаинчику найдется на всех. И не удивительно, ведь только здесь его на самом деле и производят. Половина континента – плантации листьев кокки.
Грамм кокаина в Чили стоит 10 миль, то есть 20 долларов. В сравнении с Колумбией ( 5 долларов за грамм) дороговато, но для всего остального мира это ничто. Сами понимаете, нюхают практически все. По меньшей мере это не считается чем-то зазорным. И медиаторы у гитаристов в кармане приобретают дополнительную значимость…

Я узнала об этом впервые, когда переехала в жить в пустой дом нашего босса. Хуан Пи просто предложил мне кокаину. Я думала, что он шутит.  С его ангельским лицом и чистейшей душой, в голове не укладывалось, что он может употреблять такой “темный”, как я думала тогда наркотик. Бедный Хуан же в свою очередь испугался, что я его засужу, сжал конвертик в руке, спрятанной в кармане балахона и перед тем, как его достать, пытался разгадать мое отношение.

К слову, в Колумбии существуют “спешл экскёршнс”. Ты можешь посетить завод, где сам себе сваришь пару граммов, и даже заберешь с собой. Эдакие «Очумелые ручки». Хотя народ, побывавший там, говорит, что после увиденного им волшебной пудры больше не хочется.
В любом случае, мой милый друг, скажу тебе одно: хороший, чистый кокс должен блестеть, как снег. В России такого не бывает. Да что там, даже в Штатах, где Мексика под боком, его перемешивают с теми же спидами и прочей мукой. Я спрашивала у барыг, так что смело ставлю печать “approved” под своими словами. Иногда даже добавят химии, подмораживающей нос, чтобы ты не догадался. Поэтому категорически не советую пробовать кокаин где-то ещё, помимо Южной Америки. Испортишь себе всё впечатление. Хороший кокаин, как и любовь, стоит того, чтобы ждать.

IMG_5597wGtl5DO60NQ

Фото: отданные Дашкой Киселевой кроссовочки не были готовы к таким приключениям, но держались до последнего.

Конечно, мне таки удалось сгонять на все экскурсии, что там были. Ведь стоит здесь пожить недельку и пообщаться с местными, – и ты уже свой. Туры, которые не устраивало моё агенство, устраивали другие ребята. И часто договаривалась с друзьями и подмазывалась к разным тур-группам.
Съездила посмотреть на звезды через дорогущие телескопы за 20 000 долларов. Невероятные изобретения! Гиду оставалось только забить имя планеты, созвездия или галактики, и телескоп поворачивался в нужное направление сам. А еще у гида была классная указка в виде зеленого луча. Луч спокойно пробивает расстояние в три километра, оказывается этого достаточно, чтобы без труда указать на любую точку в небе. Попивая горячий какао, я слушала о том, как и где звезды рождаются, как понять, какая скоро умрет, и как из её останков потом образовывается новая звезда. Правда символично? Всё как у нас на земле. “Видишь ли, Симба, после смерти твое тело превращается в траву, а антилопа ест траву. Мы все -часть круговорота жизни”. Существует, кстати, всего три цвета звезд: синие, желтые и красные. Синие – молодые, красные – старые, а желтые… Желтые просто симпатичные. Ха-ха. Я впервые увидела собственными глазами кольца сатурна, две галактики и многое другое. Наш гид смахивал на профессора из фильма «Назад в будущее», слушать его можно было бесконечно. Я преклоняюсь перед людьми, всем сердцем влюбленными в своё дело, что бы это ни было.
В своей памяти я унесла с собой скопление под названием “Omega Cluster”. Вот так оно выглядит:

Shown here in a new image taken with the Advanced Camera for Surveys (ACS) on board the NASA/ESA Hubble Space Telescope, is the globular cluster NGC 1783. This is one of the biggest globular clusters in the Large Magellanic Cloud, a satellite galaxy of our own galaxy, the Milky Way, in the southern hemisphere constellation of Dorado. First observed by John Herschel in 1835, NGC 1783 is nearly 160 000 light-years from Earth, and has a mass around 170 000 times that of the Sun. Globular clusters are dense collections of stars held together by their own gravity, which orbit around galaxies like satellites. The image clearly shows the symmetrical shape of NGC 1783 and the concentration of stars towards the centre, both typical features of globular clusters. By measuring the colour and brightness of individual stars, astronomers can deduce an overall age for a cluster and a picture of its star formation history. NGC 1783 is thought to be under one and a half billion years old — which is very young for globular clusters, which are typically several billion years old. During that time, it is thought to have undergone at least two periods of star formation, separated by 50 to 100 million years. This ebb and flow of star-forming activity is an indicator of how much gas is available for star formation at any one time. When the most massive stars created in the first burst of formation explode as supernovae they blow away the gas needed to form further stars, but the gas reservoir can later be replenished by less massive stars which last longer and shed their gas less violently. After this gas flows to the dense central regions of the star cluster, a second phase of star formation can take place and once again the short-lived massive stars blow away any leftover gas. This cycle can continue a few times, at which time the remaining gas reservoir is thought to be too small to form any new stars. A version of this image was entered into the Hubble's Hidden Treasures image pr

Ах, звезды, звезды… Сколько столетий вы всё глядите на нас… Мы гуляем под вашими глазами, влюбляемся, расстаемся, смеёмся, плачем. Говорим друг другу такие откровения, а на утро забываем. Но вы-то всё помните, я знаю.

 

Из прочих бесплатных развлечений я покаталась на доске по песку. Такое развлечение логично прозвали sandbording’ом. Но, поверь, звучит это куда веселее. На деле ты полчаса пёхаешь в гору с доской и в тяжелых ботинках, утопая в песке, а едешь медленнее, чем бежал бы. Даже кантоваться нельзя. Короче сплошные понты.

IMG_6433

IMG_5188

Съездила на соленые озера. Потрясающе красиво. Мы поплавали в них. Все, как на Мертвом море. Заходить в воду надо со спины, чтобы вода, не дай Бог, не попадала в глаза и не сожгла их к чертовой матери. Очень странное и смешное ощущение. Плывешь как бревно, ногами кверху, тебя в буквальном смысле вытаскивает из воды. Сама вода по консистенции напоминает кисель. Если опустить ноги вертикально вниз, поднимешься с поверхности как поплавок. Плечи и грудь будут на воздухе. Когда я вылезла, кожу моментально стянуло. Вода быстро испарилась, а соль прекратилась в мелкие кристаллики. Я стала блестеть, как Эдвард из “Сумерек”. Было бы здорово так блестеть всегда.
Закаты здесь совершенно невероятные… Каждую минуту новый цвет. Все дневные экскурсии заканчивается любованием на закат. Толстенький водитель выставляет складной столик, на него ставит тарелки с орешками, чипсами и другими незамысловатыми “снеками”, как модно теперь их называть. А дальше он превращается в бармена и мешает всем по коктейлю Pisco Sour. Интересно, что здесь они не добавляют в него яичный белок, как в Америке и России. Здесь это просто писко, лимоный сок, жидкий сахар и биттер. Но в обоих версиях коктейль прекрасен. Особенно, когда бесплатно.

2014-04-27 17

На самом деле моя неадекватная любовь к халяве – это болезнь. Она пошла еще со времен бедного детства. Родители научили меня выбивать себе бесплатные ништяки всегда и во всем; мы никогда, например, не покупали билеты в театр на первые ряды. Нет, мы брали самые дешевые, что были и после третьего звонка пересаживались.
В один из рабочих дней, пока я продолжала приставать к каждому прохожему с выученной фразой “nessesita unformacion de tours?”, я увидела на улице худого высокого мальчика в темных очках Ray Ban. Кожа у него была девственно белая. Волосы прилизаны. Он вышел из единственного в пустыне магазина мороженого, которого мы, местные, себе позволить не могли. Да как-то и неприлично даже было платить туристическую цену на глупый рожок. Пустыня – и пустыня. Смирись. Не будет тут мороженого. Мальчик облизывал таявший на глазах ванильный рожок и провожал взглядом прохожих. Он значительно выделялся с толпы. Эдакий турист. И тут я вспомнила: по городу уже несколько дней ходили байки, что сюда занесло русского пацана. Подписываясь на экскурсии, он заполнял колонку “страна”, а поскольку я давно уже знала все турагенства, весть дошла до меня моментально. Я заговорщически улыбнулась и спросила его с самым американским акцентом, на какой способна:
-Hi!!-если хотите сказать «хай» по-американски, говорите «хаааай». Вообще чем глупее ты звучишь, тем больше походишь на американца, но это надо вслух изображать.- I’m sorry, where are you from?
-Айм фром Раша.
-oh really? And where abouts???
-Москау.
-Wow! That’s so far away! How did you get here??
В общем я долго еще прикалывалась, а потом кинулась обниматься. Надо действительно не разговаривать на родном языке несколько месяцев, чтобы так радоваться возможности сказать «привет».
Валентин путешествовал на машине. Перетерев пару тем, пожаловавшись на сухость и прочие особенности пустыни ( бедный парень вставал по ночам, чтобы намочить водой нозди, так дерёт ), мы договорились съездить куда-нибудь вместе. Какой кайф договариваться о встрече с москвичем! Это как минимум возможно! Вся Южная Америка часов не наблюдает вообще. Рано утром мы отправились в долину Аркаирис. Невероятные горы, луга, даже реки, и все для тебя. Гуляй-не хочу. Путешествовать на машине – конечно, шикарный способ! Никакой гид не будет тебе говорить куда идти, а куда не идти. Мы гуляли по девственным местам в окружении лам и осликов. Можно было бы разбить здесь палатку, вокруг ни души.

IMG_52482014-04-26 12.38.252014-04-26 12.31.09

Processed with VSCOcam with c1 preset
Да, я наконец-то добралась до лам! Здесь существует несколько видов парнокопытных, похожих друг на друга. Ламы и алпаки – домашние животные. Хозяева помечают их разноцветными нитками на ушах или теле. Привязывают разноцветные пампушки к шерсти, чтобы различать чьи это ламы и алпаки. Мы задумались от том, почему так не поступают со всеми животными, вместо того, чтоб обжигать им зад раскаленным железом. Вероятнее всего потому, что клеймо не спрячешь. Забавно, но местным, наверное, и в голову не придет перевязать нитки и украсть чужую ламу.
Вся природа Чили напоминает другую планету. Кажется, что гуляешь по Марсу или Юпитеру, но никак не по земле. Пещеры забирают тебя в самое сердце гор. Это так волшебно – идти по песку и видеть, что на нём и в помине не было ни одного следа человека или даже животного.

doNyCA13iL0 ERTWE2eQ-RM HVPrOoSeSBA I4csU1Ai5Rw kOkGStV_ID4 L6HIOnLFxuk P1bB7TQNLsQ Qhy7FyHKs_U TUvJJ-laAQA zdiYVDnT9sY

 

После «самоэкскурсии» мы вернулись в город и отправились поужинать. Каким счастьем было послушать образованного русского человека. Я поняла, что совершенно забыла, что из себя представляет наш менталитет, поэтому вместо того чтобы есть, вся растворилась в мировоззрении этого парня. Смотрела на него, как на загадочный экспонат. Мы говорили о разных местах на планете, но по большей части, конечно, о Москве, где он был еще всего неделю назад. Я решила, что с ним может выйти интересный спор, и сказала:

-Я не хочу возвращаться. Не могу я терпеть этот напыщенный пафос, понимаешь. Людей, которые гонятся за деньгами и статусом. Эти перевернутые ценности. Мне тошно от Москвы, а главное, что все это засасывает. За последний год я начала буквально терять себя в ней. Не мое это все. Ты был в ресторане “Саксон и Пароль” на Патриарших?
-Естественно.
Надо заметить, что это довольно дорогой ресторан, о котором знают только те, кто и правда “варится” в светской жизни Москвы.
-Так вот. Каждый день на работе я смотрела на этих людей, которые полдня напомаживаются, делают укладки, и приходят сюда вечером, чтобы показать… показать всем, какие они классные. Они тратят неадекватные деньги, и для них это ничего не значит. Их детские мечты растворяются в необходимости выпендриться. Соответствовать. И так изо дня в день. Статус! У меня был знакомый, он специально ходит в фитнесс-клуб на Пушкинской за какие-то бешеные деньги только ради того, чтобы бегать на дорожке рядом с элитой. Я ему говорю: ты бы мог на эти деньги полгода путешествовать! Что ж ты делаешь!..
-Откуда твой знакомый? Не из Москвы же? Наверняка он приезжий.
-Хм.. точно! Кажется он из Казани…
-Ну вот. А чего ты удивляешься? Он приехал, он обосновался, он начал рубить бабки, и как же ему еще показать себе и остальным, какой он молодец? Конечно, он начнет покупать дорогущие вещи, на машину крутую накопит, чтобы стоять в пробке рядом с «мерсом» и чувствовать что он не хрен с горы, а уже кто-то. Вообще все это легко объяснить, смотри…
И Валентин с полчаса популярно объяснял мне откуда растут ноги у Московского пафоса.
-Понимаешь, в Москве есть 10% людей, если не меньше, у которых много бабок. Столько бабок, что они уже не знают, на что их тратить. Это все одна тусовка, обедающая в “Новикове” и “Пушкине”. А есть все остальные, эдакая серая масса, которая работает на них. Конечно, из работников тоже выделяются богатые, но не настолько. Но ладно, эти 10% в возрасте 40-50, они хоть сами все заработали. Они были когда-то простыми смертными, и помнят об этом. Но у них есть дети. Дети, которые получили все просто так. И как ты думаешь эти дети смотрят на прохожих, идя по улице? Да как на говно. Как на обслуживающий персонал.
А еще есть те самые папики, про которых ты говорила. Во время СССР они не могли себе позволить ничего. Придешь в магазин, а там всего два вида шоколада. И как им себя показать? Как насладиться? Деньги есть, а тратить не на что. И вот, теперь это толстые старые дяди, а детство у них только началось! Конечно, они будут тратить все на костюмы и длинных девок. Это все часть Москвы, она никуда не денется. Надо просто относиться к этому по-другому.
Мой товарищ покинул Сан Педро на следующий день, предварительно врезавшись в легковушку с туристами. Мы долго разбирались и в итоге кое-как отделались. Но взятки здесь давать бесполезно. Люди вообще не понимают, что это такое. Водитель записал номера машины и наконец от нас отстал. Я передала через него в Москву подарок на день рождения любимому человеку. Через месяц у него был день рождения. Правда, денег у меня не было, поэтому подарок представлял из себя набедренную сумку с кучей камушков, листьев кокки и брелков из всех стран, что я успела проехать.

IMG_5428
Самая крутая экскурсия, на которой я побывала называется Piedras Rojas, что в переводе значит «красные камни». Я снова поднялась на 5000 метров, к вулканам и лагунам. Рассказывать нет смысла. Надо видеть. Рай на земле определенно есть. Теперь я даже знаю где. Увы, то ли от высоты, то ли от холода мой телефон постоянно выключался и я почти не сделала фотографий. Сюда надо ехать с зеркалкой и умирать. Правда вот сейчас здесь почти зима. Около нуля градусов. После +25 днем такая перемена кажется чудовищной. К тому же нас в прямом смысле сносил ветер. Реально приходилось держаться друг за друга, чтобы устоять. Но мы устояли.
Невероятной красоты горные озера, здесь их называют лагуны. Голубые, зеленые, серые. Горы словно слеплены кем-то. Они покрыты тонким слоем соли, так сильно дует ветер с озер. А кажется, что это снег.
Если бы не подаренная Хуаном Пабло куртка, клянусь, я бы сдохла от холода.

2014-04-30 09.02.41 Ellnvzp9wzI

 

Когда я только ехала в Чили, загадала желание, точнее попросила. Я сказала: «Господи, пожалуйста, пошли мне друга. Пошли мне человека, с которым я буду как дома. Он мне сейчас нужен».
И именно таким другом за это время для меня стал мой коллега аргентинец Хаун Пабло. Я писала о нем в прошлой заметке. Человек потрясающей энергии. Он играл на гитаре, как Бог. Несколько дней подряд мы сидели на главной площади и, играя по очереди, орали песни. Говорят, музыканты – самый ценичный народ. В Хуане Пабло этого не было ни на грамм. Он хлопал после каждой моей сыгранной песенке, хотя, естественно, играет он куда круче. Гитара была его заработком долгие месяцы. Он играл в ресторанах и неплохо зарабатывал на дальнейшую дорогу. Хуан научил меня многому. Хотя скорее он просто дал мне намек, а я дошла сама. Он периодически подмывал меня остаться в Южной Америке, а я не могла найти весомых причин, почему этого не сделать.
-I left a boy in Russia.
-So tell him to come here! Travel together!
-I told him. He doesn’t want to.
-Why?
-Cause he wants to start his career and etc. He thinks there is no point for him to come here. And I hate Moscow. I fucking hate it. I lived my last year there just to be together with him, but I can’t do it anymore. I can’t live, constantly surviving, moving from one corner to another in the place that doesn’t even interest me and seeing these unhappy faces every day for nothing.
-Then you should stay here. Travel. If he loves you, he will come. If not, that’s fine as well. You both must be free. This is the most important thing. Live your life. Not someone else’s life. You must be happy.

999431_10153172619790691_494028214_n 1146743_10201711722065494_1001090201_n 1385600_10202248372281199_1572150983_n 10367548_10203639404576137_236468989316216134_n 11836858_947645648635201_153294306383722777_n

Хуан был человеком невероятной доброты и бескорыстной заботы. Ему было хорошо одному, и от того остальным всегда было хорошо с ним рядом. Когда человек в мире с самим собой, он и другим принесет мир. Когда человек – любовь, он способен дарить любовь. Периодически Хуан Пи уходит в горы или к реке один и живет там неделями, размышляя о чем-то. Пока мы жили вместе, помимо работы в турагенстве, Хуан Пи иногда на сутки уходил в горы, водил туры на вулкан. А иногда играл в баре. На вырученные деньги мы покупали всё, что нам было нужно.

Только в последний день пребывания в пустыне я узнала, что его родители погибли, когда ему было восемь. Отец от сердечного приступа, а мать в автокатастрофе через месяц. Остался только он и две его сестры, которых он любит больше всего на свете. С 14ти лет Хуан работал, а в 17 уже был менеджером крупного ресторана. Я ценю в мужчинах способность выживать, а не количество мятых бумажек с портретами президентов в кармане. Он любил философию, а именно Ницше, Жан-Поля Сартре, Платона и Мартина Хайдеггера. Его любимые книги – это «The traveller and his shadow» и «Allegory of the cave». А мальчику всего 23 года.

За нашим крайнем ланчем в полцены я сказала:

-Я приняла решение. Я остаюсь. Я доеду до Ла Паса и отменю свой билет обратно.
-Goood! Congratulations! You will be free!

Его глаза горели от счастья за меня. Он нарисовал мне на маленьком листочке карту севера Южной Америки. Сам он только что проехал весь верх континента. На карте он разметил места, которые понравились ему больше всего и по его мнению стоили моего внимания. Я увезла идеи Хуана Пабло с собой в сердце.

Фото: он на озере Титикака в Перу

1964772_10203154373490663_692216885_n

Возвращаясь с Красных Камней, я шла по улице и заметила одного парня в очках, который очень напомнил мне одного знакомого. С ним и его девушкой я познакомилась в Бразилии у водопадов. Мы жили в одном хостеле. Это была потрясающая пара взрослых детей, им по 37 и они вместе с 18ти лет. Я знала их всего два дня, но сразу влюбилась в эту безбашенную парочку, колесившую по свету. Они уезжали на месяц путешествовать с турклубом, а мне это было не по карману, и мы разошлись своими дорогами. Я уже собиралась пройти мимо, каковы были шансы, что это он, но потом я вспомнила, что мир волшебен, а мир путешественников тем более, развернулась и подошла с самой дурацкой фразой, готовясь словить непонимающий взгляд:

-I’m sorry, can I just ask you… where are you from?
-Dasha, is that you?!
Оказалось, что это тот самый англичанин Ли. Через минуту из дверей турагенства выскочила красотка Энджи:
-No fucking way!!
Они купили трехдневный тур в Боливию на послезавтра и предложили присоединиться. Все сошлось. Я поняла, что мне пора в дорогу. Самое лучшее время, чтобы уезжать-это когда тебе еще немножко грустно покидать данное место, но уже хочется новых приключений.
Сегодня мой последний день в Сан-Педро-Де-Атакама. Я официально никогда не видела мест красивее, чем здесь и как обычно встретила множество интересных людей. За эти дни жители хостела и остального города стали мне семьей. Но к сожалению, путешествуя, ты не только открываешь двери, а еще и закрываешь их. Saying goodbye became a part of my life. Maybe it’s for the best. Maybe it’s for the worst. Но что я знаю точно, так это что такая жизнь заставляет тебя ценить. Ценить все. Моменты, красоту, правду, возможности, случаи, удачу и даже здоровье, о котором редко задумываешься. Я наконец-то нахожусь в полном комфорте с собой и не хочу останавливаться.

IMG_5634

Comments:

  • aerodizainpag March 02, 2016

    Вы познаете мир образами в колоритных картинах и запросто в силах отобразить их на бумаге? А карандаш, кисть или просто компьютерная мышь нужны вашему вдохновению? Следовательно работа дизайнера для вас
    Может быть, кто-то скажет, что судьба живописца недостаток, одиночество и вечный поиск вдохновений. Но это уже пережитки прошедшего. На сегодняшний день художники имеют массу шансов продемонстрировать свой талант, продемонстрировать свою своеобразие, заработать и получить заслуженное признание. Всего лишь надо немного трансформировать направление, принять во внимание прогрессивные ценности

    [url=http://aerodizain.com/my-risuem-derevya/]как нарисовать березу[/url]

Leave A Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *